Уроки гитары
 

МАТЕРИАЛЫ ПО ЭКОЛОГИИ

Гигиенические критерии состояния окружающей среды для полихлорированных бифенилов и терфенилов

22 мая 2009 г.

5. УРОВНИ СОДЕРЖАНИЯ И ВЕЛИЧИНЫ ЭКСПОЗИЦИИ В ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ


5.1 Воздух


Средняя концентрация ПХБФ в воздухе, измеренная в Различных пунктах Швеции, находилась в пределах 0,8-3,9 нг/м3. Самос высокое зарегистрированное значение составляло 12,5 нг/м3 (Ekstedt и Oden, 1974). В США концентрация ПХБФ в воздухе находилась в пределах от 5 нг/м3 в зоне северо-восточного побережья до 0,05 нг/м3 на расстоянии 2000 м от берега над Атлантическим океаном (Harvey и Ste-inhauer, 1974). Результаты, полученные Агентством по защите окружающей среды США, показали разброс данных между 1 и 50 нг/м3 (Panel on Hazardons Trace Substances, 1972), подобные же результаты упомянуты в сообщениях, поступивших из Японии (Tatsukawa и Watanabe, 1972).


5.2 Почва и осадки


В Швеции в естественных почвах ПХБФ были обнаружены в концентрации 15 мкг/кг (Oden и Berggren, 1973). Эти же авторы определили уровни ПХБФ 0,006-1,4 мг/кг в осадках в различных участках Балтийского моря с различным уровнем загрязнения. Nimmo el al. (1971) в осадках, взятых из лимана в пункте, расположенном близ места случайного выброса ПХБФ заводами, обнаружили уровни ПХБФ от 1,4 до 61 мг/кг и уровень 0,6 мг/кг в точке, расположенной в 16 км вниз по течению. Пробы почвы, взятые у берега реки в точке, расположенной в 6,5 км вниз по течению от места выброса, показали значения содержания ПХБФ 1,4-1,7 мг/кг. Значения меньше 1 мг/кг были обнаружены в возделываемых почвах Японии, при содержании ПХБФ на уровне 510 мг/кг в почве близ завода по производству электрического оборудования (Fukada et al., 1973).


5.3 Вода


В сильно загрязненных водах концентрации ПХБФ могут оказаться большими, чем их растворимость, что следует отнести за счет их адсорбции взвешенными частицами (Duke et al., 1970). Вода в одной из шведских рек содержала 0,5 нг/л ПХБФ с содержанием их на уровне 0,33 нг/л в очищенной водопроводной воде (Ahling и Jensen, 1970). Величины порядка 0,1-0,3 нг/л были определены в пробах воды, взятых из других шведских рек (Ahnofi и Josefsson, 1974). Sodergren (1973 а) обнаружил сезонные колебания уровней ПХБФ в одном из шведских озер. При этом максимальный уровень загрязнения составлял 2 нг/л, которое зависело от выпадения ПХБФ из воздуха. Концентрации ПХБФ порядка 10-100 нг/л были определены в китьевой воде в Киото в Японии (Panel on Hazardous Trace Substances, 1972). В загрязненной прибрежной зоне озера Мичиган в 1970 г. были определены концентрации ПХБФ от 450 до 100 нг/л и менее. Заметное уменьшение этой концентрации наблюдалось в 1971 г. возможно в результате ограничения продажи ПХБФ (Panel on Hazardous Trace Substances, 1972). Как следует из довольно разрозненной информации о ПХБФ, подкрепленной аналогичными и Goiee обширными данными о ДДТ, незагрязненные пресные воды Великих Озер Северной Америки должны содержать не более 0,5-5 нг/л, среднезагрязненные реки и лиманы - 50 нг/л и сильно загрязненные реки - 500 нг/л ПХБФ.


5.4 Живые организмы


В настоящее время собрана значительная информация в Канаде, Японии, Швеции, Соединенном Королевстве и США о накоплении ПХБФ в биологических материалах. Аналитические исследования различных организмов и одного и того же организма, полученных из различных мест обитания, показали значительные колебания в содержании ПХБФ. Поэтому представляется необходимым рассмотреть факторы, лежащие в основе таких различий, чему могут способствовать различия в аналитических методах (см. раздел 2.3.5). Однако наиболее существенное влияние на этот процесс оказывает степень загрязнения вод, содержание жира в изучаемом организме и его трофическая стадия в пищевых цепях.


5.4.1 Влияние местного загрязнения

Наибольшая часть рыбы, потребляемой человеком, вылавливается в относительно слабо загрязненных водах. В совместном исследовании, проведенном 7 национальными лабораториями (International Council for the Exploration of the Sea, 1974), измерялось содержание ПХБФ в мышечной ткани рыбы, выловленной в Северном море. Треска в среднем содержала 0,01 мг/кг ПХБФ, сельдь - до 0,48 мг/кг, при этом концентрации в наибольшем числе образцов варьировали от 0,1 до 0,2 мг/кг; камбала содержала 0,1 мг/кг ПХБФ или менее. Подобные же величины были сообщены Zitko (1971) и касались рыбы, выполненной в Северной Атлантике.

Имеется много примеров различного содержания ПХБФ в одинаковых видах рыбы, выловленной в зоне высокого и низкого загрязнения. Jensen et al., (1972b) обнаружили в 5 раз большие концентрации ПХБФ в сельди, выловленной в водах сильно индустриализированной зоны Стокгольма, по сравнению с сельдью, выловленной в более чистых водах западного побережья Швеции. Аналогично сказанному, концентрации ПХБФ в планктоне вдоль Шведского архипелага прогрессивно падают на различных расстояниях от Стокгольма по мере удаления от более загрязненных зон (Jensen et al., 1972 с); концентрация в мясе щук уменьшается при этом почти наполовину (Olsson и Jensen, 1974). Koeman el a]. (1972 b) обнаружил уровни ПХБФ, доходящие до 88 мг/кг, в ворвани китов-зубаток, выловленных в Северном море. У тех же видов, выловленных близ Новой Зеландии или Суринама, содержание ПХБФ было ниже уровня определения. Hoi den (1973 b) обнаружил высокие концентрации ПХБФ (до 235 мг/кг) в тюленьем жире в загрязненных прибрежных зонах Соединенного Королевства, и значительно более низкие уровни в незагрязненных областях (вплоть до 2 мг/кг).

JRisenbrough и de Lappe (1972) изучали содержание ПХБФ в липидах яиц коричневых пеликанов, собранных в различных областях Северной и Южной Америки, и показали, что содержание в них ПХБФ варьировало от 4 мг/кг до 266 мг/кг в высоко индустриализованных районах. Они также сообщили об уровнях ПХБФ, превышающих 3 мг/кг, обнаруженных в рыбе из Нью-Йоркского и Токийского заливов, которые сильно загрязнены. Еще более высокие уровни ПХБФ были обнаружены в рыбе из загрязненных озер и внутренних водоемов: уровень 20 мг/кг был обнаружен в рыбе из озера Онтарио и более 200 кг/кг в рыбе из реки Гудзон (Stalling и Mayer,, 1972). Подобные корреляции между загрязнением и уровнями ПХБФ в рыбе (Portmann, 1970) и устрицах (Holdgate, 1971) были опубликованы в Соединенном Королевстве.

Такая связь между высокими уровнями ПХБФ и местным загрязнением может быть нарушена благодаря способности и миграции некоторых видов, особенно птиц, которые могут подвергаться воздействию ПХБФ на зимовках пли же на путях миграции. Так, в жире малиновки, прилетевшей в Швецию, было обнаружено 400 мг/кг ПХБФ, хотя обычный уровень составляет около 16 мг/кг. Многие мигрирующие птицы начинают яйцекладку на летних местах обитания. Содержание ПХБФ в яйцах таких птиц может отражать предыдущую экспозицию птиц к ПХБФ, нежели уровень местного загрязнения (Odsjo, 1973). Особый случай, связанный с влиянием загрязнения, касается использования рыбы для кормления домашней птицы и прудовой рыбы. Kolbye (1972) установил, что в таком случае у последних могут наблюдаться уоовни ПХБФ от 0,6 до 4,5 мг/кг.


5.4.2 Влияние содержания жира в тканях

ПХБФ главным образом отлагаются в жировой ткани тела (см. раздел 5.5.5.1), поэтому общее содержание ПХБФ в организме зависит главным образом от содержания в нем жира (Portmann, 1970; Westoo и Noren, 1970 a). Jensen и др. (1969) обнаружили уровни ПХБФ 0,27 мг/кг и 0,33 мг/кг соответственно в мышечной ткани сельди и трески в одной и той же зоне Балтийского моря, хотя треска находится на более высокой трофической стадии пищевых цепей (см. раздел 5.4.3). Эти два вида имеют 4,4 и 0,32% экстрагируемого жира соответственно и, если рассчитать уровень ПХБФ исходя из содержащегося в рыбе жира, получится величина 6,8 мг/кг для сельди и 11 мг/кг для трески. Тресковая печень имеет значительно большее содержание жира, чем мышечная ткань. Jensen (1973) сообщил, что соотношение между концентрациями ПХБФ в печени и в мышцах трески составляет величину, превышающую 100, при этом максимальное содержание ПХБФ в печени составляет 59 мг/кг. Jensen и др. (1969) отметили, что значительные сезонные колебания жира в сельди от 1% весной до 10% осенью влияет также на содержание ПХБФ в тканях. Peakall и др. (1972) отметили заметное увеличение содержания ПХБФ в тканях у голодающих птиц благодаря мобилизации. Вполне возможно, что высокие уровни ПХБФ в печени птиц, погибших во время "птичьей катастрофы" в Ирландском море, были вторичным проявлением общего истощения (Holdgate, 1971). De Freitas и Norstrom (1974) показали, что у голубей во время мобилизации жира, происходящего в процессе голодания, чистые соединения ПХБФ покидают жировую ткань и накапливаются главным образом в мышцах.


5.4.3 Влияние трофической стадии пищевых цепей

Шведские работы по распределению ПХБФ в водных экосистемах были суммированы Jensen и др., (1972 b) и Olsson и др. (1973) и подтверждены работами, проведенными в дру-гпх'географических зонах (Risebrough et al., 1968; Risebrough и de Lappe, 1972; Heldgate, 1971). Зоо- и фитопланктон активно абсорбируют и адсорбируют ПХБФ из окружающей среды. Sodergren (1972) продемонстрировал быстрое поглощение Хлофена А50 хлореллой, являющейся одноклеточной водорослью. Морской зоопланктон может содержать до 5 мг/кг ПХБФ в экстрагируемых липидах в зонах умеренного загрязнения (Jensen et al., 1972 с; Williams и Holden, 1973), в относительно незагрязненных зонах наблюдаются несколько меньшее значения. Однако результаты, получаемые при исследовании планктона, особенно там, где определяются высокие уровни ПХБФ, должны интерпретироваться с осторожностью, поскольку взятые пробы могут быть загрязнены частицами масел и смол, содержащих ПХБФ. Сельдь, питающаяся планктоном в зонах умеренного загрязнения, содержит уровни ПХБФ порядка 0,5 мг/кг в мышечной ткани (10 мг/кг в экстрагируемом жире); крупная и мелкая камбала, питающаяся на дне, содержат примерно 1/3 упомянутой величины, по-видимому, потому, что содержание ПХБФ в придонных организмах более низкое. У хищных рыб, таких как треска или щука, уровень ПХБФ в экстрагируемом жире составляет около 10 мг/кг. Такое же содержание было определено в тюленьем жире.

Большие величины содержания ПХБФ были получены у птиц, питающихся рыбой; уровни в 18 мг/кг (650 мг/кг в экстрагируемом жире) и 17 мг/кг (420 мг/кг в экстрагируемом жире) были обнаружены у серебристых чаек и коморан-тов соответственно. Меньшие значения были найдены у птиц, питающихся беспозвоночными, таких как утки-морянки, и жире которых было обнаружено 14 мг/кг ПХБФ; морские беспозвоночные содержали ПХБФ в пределах 0,1-0,2 мг/кг. На высшем трофическом уровне 96 мг/кг (9,7 г/кг в экстрагируемом жире) были замерены при исследовании филинов; наивысшая зарегистрированная концентрация ПХБФ была обнаружена у филинов, найденных мертвыми в юго-восточнол1 береговом районе Швеции; она составляла (Odsjo 1973) 260 мг/кг в мозгу (3/4 г/кг в экстрагируемом жире) и ПО мг/кг в мышцах (12 г/кг в экстрагируемом жире).

Значительно меньше сведений имеется о наземных экосистемах. Концентрации ПХБФ порядка 0,01 мг/кг были обнаружены в свежих тканях слизняков, змей, муравьев и несколько более высокие концентрации у земляных червей. Концентрация ПХБФ в тканях травоядных млекопитающих была в общем близка к nopoiy разрешения методов (0,01 мг/кг) (Odsjo, 1973). Bruggemann и др. (1974) получили среднюю концентрацию ПХБФ 0,22 мг/кг в 20 из 72 измерений в жировой ткани у зайцев и более высокие значения (2,5 мг/кг) в 1 из 5 анализов жировых тканей лисиц. Более высокие значения были найдены у американской норки в Швеции, а именно 0,58 мг/кг в мышечной ткани (45 мг/кг в жире), что следует отнести в основном за счет рыбного корма этих животных (Odsjo, 1973). Уровни содержания ПХБФ в тканях диких птиц, питающихся смешанной пищей, были весьма вариабельными и в общем низкими, будучи более высокими у хищных птиц. Prestt и др. (1970) сопоставили концентрацию ПХБФ в печени диких птиц с характером их пищи: менее 1 мг/кг ПХБФ было обнаружено в печени птиц, питающихся насекомыми и более 70 мг/кг в печени ястреба-перепелятника. Уровень ПХБФ в 0,5 мг/кг был найден в мышцах филина в центральной Швеции, но это значение оказалось меньшим, чем концентрация ПХБФ в тканях этих птиц в прибрежных районах (Odsjo, 1973). Высокая концентрация ПХБФ в тканях хищных и морских птиц также была обнаружена в Канаде (Gilbertson и Reynolds, 1974), в Нидерландах (Koeman et al., 1972) и в Соединенном Королевстве (Bourne и Bogan, 1972).


5.4.4 Индикаторные организмы

Несколько организмов, способных накапливать ПХБФ, поглощаемые из окружающей среды, были предложены в качестве индикаторов степени местного загрязнения среды ПХБФ. В водных системах использование планктона в качестве указанного индикатора обладает тем преимуществом, что он находится на самой низкой трофической стадии пищевых цепей, однако при этом могут иметь место ошибки в определениях, поскольку в образец могут попасть непланктонные частицы, содержащие высокие концентрации ПХБФ (Jensen et al., 1972 а). Сельдь, питающаяся планктоном, также была предложена в качестве индикатора (Jensen et al., 1972b). На более высоких трофических стадиях для этой роли могут подойти щука, которая является стационарной рыбой (Olsson и Jensen, неопубликованный доклад, 1974), а также морские птицы (Jensen et al., 1972 с). В пресных водах амфипод Gam-marus pulex был использован в качестве организма для индикации хлорированных углеводородов (Sodergren et al., 1972). Однако Zilko et al. (1974) считают, что различия между отдельными видами рыбы в содержании ПХБФ настолько велики, что атлантическую сельдь и желтого окуня можно использовать для обнаружения тенденции загрязнения (если для анализа брать очень большие их количества) с промежутком между определениями по меньшей мере в 4 года.

Серия исследований с целью мониторинга загрязнений была проведена ОЭСР с использованием представителей наземной пресноводной и морской сред обитания. Результаты анализов и общие проблемы выбора видов для организации мониторинга были проанализированы Holden (1970a, 1973а, 1973b).


5.5 Степень воздействия на человека ПХБФ и ПХТФ


5.5.1 Воздух и вода

Маловероятно, чтобы максимальная концентрация ПХБФ в воздухе превзошла 50 нг/м3 (раздел 5.1). Самая высокая зарегистрированная концентрация ПХБФ в водопроводной воде составила 100 нг/л в районе Киото в Японии (Panel on Hazardous Trace Substances, 1972), однако обычно эта концентрация не должна превышать 1 нг/л (раздел 5.3).


5.5.2 Пищевые продукты

Содержание ПХБФ в различных видах пищевых продуктов, продающихся на шведском рынке, определяли Westoo и Noren (1970a) и Westoo и др. (1971). Менее чем 0,1 мг/кг ПХБФ было обнаружено в образцах масла, маргарина, ово-шей, растительных масел, яиц, говядины, баранины, курятины, хлеба, печенья и детского питания; один образец из более чем 100 содержал ПХБФ в пределах 0,2-0,5 мг/кг. Как и следовало ожидать (см. раздел 5.4), повышенное содержание ПХБФ в рыбе зависело от содержания в ней жира и загрязненности зоны рыболовства (Westoo и Noren, 1970 a; Berg-lund, 1972). Уровни ПХБФ, полученные в широком эксперименте, проводившемся управлением по контролю пищевых продуктов лекарственных препаратов США, отражены в табл. 5.

Таблица 5. Содержание ПХБФ в пищевых продуктах в США

Приведенные значения значительно превышают те, которые были опубликованы в Швеции, однако они, вероятно, содержат систематическую ошибку, поскольку включают в себя пробы, взятые из зон, подозревавшихся ранее на локальное загрязнение. В Канадском обзоре уровни ПХБФ менее чем 0,1 мг/кг были обнаружены в яйцах (Mes et al., 1974) и в среднем 0,042 мг/кг в местном и импортном сыре, с максимальным значением 0,27 мг/кг (Villenenve et al., 1973). Никаких следов ПХТФ при этом обнаружено не было.

В Японии были опубликованы подобные пределы содержания ПХБФ в большинстве пищевых продуктов, однако некоторые высокие уровни были зафиксированы в рисе и овощах, которые выращивались на полях, загрязненных ПХБФ (Environmental Sanitation Bureau, 1973). Содержание ПХБФ в большей части поступившей в продажу рыбы было менее 3 мг/кг, хотя отдельные образцы содержали большие концентрации. Содержание ПХТФ в рыбе было значительно меньшим (Fukano et al., 1974). В Нидерландах было отмечено, что европейский угорь имел уровень ПХТФ 0,2-0,5 мг/кг и уровень ПХБФ 4,7 мг/кг (Freudenthal и Greve, 1973).

Образцы масла, взятые в период между 1972-1974 гг. в Вестфалии, Федеративная Республика Германии, содержали ПХБФ на уровне 0,38 мг/кг (пределы 0,25-0,54 мг/кг) (Claus и Acker, 1975).

Относительно высокие уровни ПХБФ в некоторых расфасованных и упакованных продуктах в Швеции, главным образом импортного происхождения, могут быть объяснены миграцией загрязнителя из упаковочного материала (Westoo et ai 1971). Наивысший уровень, наблюдавшийся в этом случае, составлял 11 мг/кг в детском корнфлексе; во внутреннем слое упаковки этого продукта уровень ПХБФ составил 70 мг/кг, а в материале внешнего картонного слоя 700 мг/кг. В других образцах картонных упаковочных материалов было найдено до 2000 мг/кг ПХБФ. Villenenve et al. (1973 a) проанализировали упакованные продукты питания в Канаде; они обнаружили, что 66,7% образцов содержали уровни ПХБФ менее чем 0,01 мг/кг, 30,7% - 0,01 - 1 мг/кг и 2,6% образцов более 1 мг/кг. В тех же образцах были определены концентрации ПХТФ: 94,5% образцов содержали менее 0,01 мг/кг и 5,5% содержали от 0,01 до 0,05 мг/кг ПХТФ. Самые высокие уровни ПХТФ были обнаружены в пробе риса - 2,1 мг/кг, в то время как упаковочный материал содержал 31 мг/кг, а также в сушеных фруктах, где концентрация ПХБФ составляла 4,5 мг/кг, в то время как картонная коробка содержала 76 мг/кг. При исследовании упаковочных коробок примерно 80% из них содержало уровни ПХБФ и ПХТФ менее 1 мг/кг, в то время как около 4% содержали уровни, превышающие 10 мг/кг. Наиболее вероятным источником нахождения ПХБФ в упаковочных материалах является бумага, полученная из бумажных отходов, содержащих копировальную бумагу (Masuda et al., 1972).


5.5.3 Профессиональное воздействие

Профессиональное воздействие происходит не только в процессе производства ПХБФ, но и при использовании их в электротехнической промышленности. Воздействию ПХБФ подвергаются механики, контактирующие со смазочными маслами и гидравлическими жидкостями, рабочие, имеющие дело с лаками и красками, конторские служащие, пользующиеся копировальной бумагой, некоторые сорта которой довольно легко обеспечивают перенос ПХБФ на кожу (Kurat-sune и Masuda, 1972 b). Исследования, проведенные в Финляндии, показали, что цельная кровь, взятая у лиц, не подвергавшихся специальному воздействию ПХБФ, содержала от 0,3 до 1,2 мкг/100 мл ПХБФ; кровь лиц, контактировавших с ПХБФ в аналитической лаборатории, содержала от 3,6 до 6,3 мкг/100 мл и кровь ПХБФ. У рабочих конденсаторной фабрики содержание ПХБФ составляло 7,5-190 мкг/100 мл крови и 30-700 мг/кг жира. У этих рабочих не было никаких проявлений токсичности, связанных с указанным содержанием ПХБФ (Karppanen и Kolho, 1973). Подобные же уровни содержания ПХБФ в плазме были обнаружены у рабочих японских предприятий по производству конденсаторов при наличии у некоторых рабочих кожных поражений (Hasegawa e.t al., 1972a). В том же исследовании уровни ПХБФ в воздухе от 0,01 до 0,05 мг/м3 были обнаружены на фабрике, где ПХБФ типа КС-300 использовали при производстве электрических конденсаторов. Уровни ПХБФ в сыворотке крови рабочих этой фабрики колебались от 10 до 65 мкг/100 мла. Спустя месяц после того как использование ПХБФ было прекращено, уровни ПХБФ в сыворотке крови рабочих все еще находились в пределах 9-74 мкг/100 мл. Однако на другой фабрике, выпускавшей электрические конденсаторы, уровни ПХБФ в сыворотке крови рабочих уменьшились в среднем с 800 мкг/100 мл до 30 мкг/100 мл в течение 3 мес с момента прекращения использования ПХБФ (Kitamura et al., 1973). Согласно данным Нага et al, (1974) период полураспада ПХБФ в крови рабочих, занятых производством электрических конденсаторов, менее 5 лет, составлял несколько месяцев, ь то время как у рабочих, занятых этой работой более 10 лет, они составляли 2-3 года. Hammer et al. (1972) обнаружили высокую частоту содержания определяемых количеств ПХБФ-Е плазме крови рабочих, обслуживающих мусоросжигательные печи, чем в соответствующих контрольных группах.


5.5.4 Другие источники воздействия

Broadhurst (1972) рассмотрел множество технических аспектов применений ПХБФ, которые можно встретить в литературе и патентных публикациях и которые указывают на возможность широкого непрофессионального воздействия на человека низких уровней ПХБФ за исключением происходящих от загрязнения продуктов питания. ПХБФ используются Б баластных конденсаторах, используемых для люминесцентного освещения жилищ, а экспозиция, проистекающая от использования копировальной бумаги, совсем не ограничивается только конторскими служащими. Ценное свойство ПХБФ как пластификатора привело к их широкому использованию при производстве фурнитуры, элементов интерьера и в строительстве; в качестве примеров можно привести препараты для обработки поверхности некоторых тканей, водостойких обоев типа пленки, краски и герметизирующие шпатлевки. ПХБФ также используют в качестве пластификатора пластмасс и включают в состав типографских красок.


5.5.5 Биологические показатели воздействия на человека

Исследованиями, заслуживающими внимания, являются определения содержания ПХБФ в жировой ткани, в крови и в молоке.


5.5.5.1 Жировая ткань

Обзор результатов исследования 637 проб жира, взятых во время вскрытия им в ходе хирургических операций в США, показал, что в 68,9% случаев содержание ПХБФ в пробах было менее 1 мг/кг, в то время как в 25,9% случаев пробы содержали 1-2 мг/кг, а в 5,2% более 2 мг/кг ПХБФ (Yobs, 1972). Подобное же распределение было обнаружено Price и Welch (1972) в более ограниченном исследовании. В районе Коши в Японии средний уровень ПХБФ в жировой ткани составил 2,86 мг/кг с верхним пределом на уровне 7,5 мг/кг; примерно вдвое большие концентрации были выявлены в районе Киото (Nishimoto et al., 1972 a, 1972 b). Bjerk сообщил о средних уровнях ПХБФ в 0,9 мг/кг (1,6 мг/кг при определении на липидной основе), обнаруженном в жировой ткани, взятой на 40 вскрытиях в районе Осло. Curley et al. (1973 b) при исследовании 241 пробы жировой ткани человека в Японии показали, что уровни ПХБФ колебались в них от 0,30 до 1,48 мг/кг. В 20 пробах, взятых в Федеративной Республике Германии, среднее содержание ПХБФ оказалось равным 5,7 мг/кг (Acker и Schulte, 1970); в более позднем исследовании 282 образцов жировой ткани, полученных из различных районов ФРГ, уровень содержания ПХБФ в жировой ткани при определении на липидной основе оказался равным 8,3 мг/кг (Acker и Schulte, 1974). В Австрии при исследовании 32 жителей Большой Вены при определении на липидной основе были обнаружены пределы содержания ПХБФ 0,3-7,3 мг/кг; увеличения содержания ПХБФ с возрастом не наблюдалось (Pesendorfer et al., 1973). В Соединенном Королевстве при исследовании 201 пробы жировой ткани человека только в немногих из них были определены весьма низкие уровни ПХБФ, находящиеся на грани чувствительности метода, не превышавшие 1 мг/кг (Abbott et al., 1972). Анализ 51 пробы человеческого жира, проведенный в Новой Зеландии, показал, что все они содержали остаточные количества ПХБФ при средней концентрации 0,82 мг/кг (Solly и Shanks, 1974). Doguchi и др. (1974) обнаружили средний уровень ПХТФ в 0,6 мг/кг в жировой ткани человека с колебаниями в пределах 0,1-2,1 мг/кг. Takizawa и Minagawa (1974) обнаружили уровни ПХБФ порядка 0,02 мг/кг в 6 пробах печени человека, 0,01 мг/кг в 2 пробах почек, 0,02 мг/кг в 3 пробах мозга и 0,04 мг/кг в пробе поджелудочной железы. В Нидерландах ПХТФ были обнаружены в жировой ткани человека на уровне 0-1 мг/кг (Freudenthal и Greve, 1973).


5.5.5.2 Кровь

В 43% пробах плазмы, полученных от 723 добровольцев в США было обнаружено присутствие ПХБФ. Среднее содержание в этом случае было порядка 0,5 мкг/100 мл (Finklea et al., 1972). Исследования проб цельной крови, проведенные в Финляндии, показали значения 0,31-1,2 мкг/100 мл, причем эти исследования касались лиц, не подвергавшихся какому-либо специфическому воздействию ПХБФ (Кагррапеп и Kolho, 1973). В Японии средний уровень ПХБФ, равный 0,32 мкг/100 мл, и уровень ПХТФ в 0,5 мкг/100 мл были обнаружены в крови добровольцев, не подвергавшихся профессиональному воздействию ПХБФ (Doguchi и Fukano, 1975). Высокие уровни ПХБФ в крови (вплоть до 10 мкг/100 мл) были обнаружены у больных с большой потерей массы тела (Hesselberg и Scherr, 1974). Это было объяснено высвобождением ПХБФ при мобилизации жира.


5.5.5.3 Грудное молоко

Концентрации ПХБФ в цельном грудном молоке составили в Швеции 0,014 мг/л в 1967 г. и 0,025 мг/л в 1971 - 1972 гг. (Westoo и Noren, 1972), в Японии - 0,03 мг/л (Nishimoto el al., 1972a), в Федеративной Республике Германии - 0,103 мг/л (Acker и Schulte, 1970) и в Канаде 0,02 мг/л (Ми-sial et al., 1974). Исследование, проведенное в штате Колорадо, США, позволило обнаружить 8 положительных проб bp 39 с колебаниями содержания ПХБФ от 0,04 до 0 1 мг/кг (Savage et al., 1973).


5.5.6 Суточное поглощение


Исходя из уровней ПХБФ, которые встречаются в воздухе, питьевой воде (раздел 5.5.5.1), суточное поглощение ПХБФ из каждого из указанных источников, по-видимому, не должно превышать 1 мкг.

Выше упоминалось, что главную роль в поступлении ПХБФ в организм человека с пищей играет рыба (Berglund, 1972; Hammond, 1972). Такая ситуация характерна для Японии и некоторых территорий близ североамериканских Великих Озер, где рыба из загрязненных водоемов может образовывать относительно большую часть местного рациона. Многие японские исследователи определяли суточное поглощение ПХБФ с пищей; наивысшая зарегистрированная средняя ве-чичнна составляла 48 мкг/день, из этой величины 90% поступало в организм с рыбой (Kobayashi, 1972); самый низкий уровень составлял 8 мкг/день (Ushio et al., 1974). В Европе и Северной Америке суточное потребление рыбы находится в основном в пределах 30-40 г; большая часть этой рыбы вылавливается из вод с низким загрязнением и содержит уровни ПХБФ, не превышающие 0,1 мг/кг. Berglund (1972) установил, что суточное поглощение ПХБФ с рыбой в Швеции близко к 1 мкг, однако, если рыбная диета будет состоять только из балтийской сельди, суточное поглощение ПХБФ может составить примерно 10 мкг. Трудно предположить, что ПХБФ может поступать в организм не только с рыбой, но и с другими видами пищи. Westoo и др. (1971, 1972), опубликовали результаты своих интенсивных исследований шведских пищевых рационов, которые свидетельствуют о том, что большинство видов пищи содержало уровни ПХБФ менее 0,1 мг/кг; отсюда следует, что суточное поступление ПХБФ в организм менее 100 мкг. Заключение о том, что не рыбные продукты могут составлять большую долю в содержании ПХБФ в суточном рационе базируется на результатах исследования, проведенного в США и опубликованного Kolbye (1972), а также при результатах швейцарских исследований трех различных рационов домашнего приготовления, не включавших рыбы, которые содержали 6; 41 и 84 мкг ПХБФ соответственно (Zimmerli и Marek, 1973).

Цифры, характеризующие содержание ПХБФ в грудном молоке (раздел 5.5.5.3) показывают, что большинство кормящих женщин ежедневно выделяет с молоком около 30 мкг ПХБФ в день, а жительницы некоторых областей до 100 мкг/день. Можно предположить, что только некоторая часть поглощенного ПХБФ выделяется из организма этим путем, из чего следует, что суточное поглощение ПХБФ может превышать 100 мкг.

Можно прийти к заключению, что в более индустриализованных странах среднесуточное поглощение ПХБФ с пищей редко составляет величину менее 5 мкг или более 100 мкг; судя по всему, непищевые источники, подробно описанные в разделе 5.5.4, обусловливают значительную часть суточного поступления ПХБФ в организм, чего, однако, нельзя доказать в настоящее время. В любом районе поглощение ПХБФ зависит не только от диеты, но также от социальных, бытовых }словий и условий окружающей среды; влияние этих факторов на суточное поглощение ПХБФ количественно охарактеризовать достаточно трудно.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>